Родительское собрание

Родительское собрание

Родительское собрание было назначено как всегда – на самое располагающее к задушевным разговорам время. На вечер пятницы. В дневнике было старательно выведено «Явка строго обязательна!!!» Становилось страшно. Это алое на белом явно предвещало жестокую расправу в случае неповиновения. Но «безумству храбрых поем мы песню». И нашлись, нашлись те, кто предпочел провести вечер не за школьной партой, а на мягком диване. Их, конечно, взяли на карандаш.
Маша Пирожкова с понедельника по четверг донимала родителей. Первым делом она заставила обоих расписаться под объявлением, дабы потом не отвертелись, что не видели. Каждый день порционно выдавалась какая-то новая информация. Например, как будто на собрании объявят нечто такое, что потом уже будет не узнать. А если и узнать, то придется предварительно отмыть всю рекреацию на первом этаже. А это важно, без этого во второй класс не возьмут.
Пришлось идти. Первые два слова взяла учительница. Остальные слова каким-то непостижимым образом достались Активистке из родительского комитета. Учительница робко пыталась взять себе еще хотя бы два слова, но у Активистки голос был намного громче.
— У наших деток старые парты. Решено купить новые. Придется собирать деньги. Кто за?
Все подняли руки. Я не поднял. Моя соседка по парте поначалу, глядя на меня, тоже не подняла. Но, осмотревшись, решила не выпендриваться. Сжав кулак, нахмурив брови, вжав голову в плечи, она выступила «за». А мне шепотом выдавила: «Эх, муж меня съест». Но, по-видимому, мести Активистки она предпочла все же зубы мужа.
— Так, единогласно. В концу месяца надо будет каждому сдать по три тысячи рублей. Переходим к следующему вопросу…
— Как это единогласно? – решил я восстановить справедливость. – Я против.
— А Вы, как я понимаю, папа Маши Пирожковой, злостный неплательщик?

— Да, я папа Маши Пирожковой. Но я все, что нужно, давно оплатил.

— Вот, например, в прошлом месяце мы собирали добровольные взносы в фонд школы. Сами видели – окна старые, линолеум в коридорах разодрался. Недавно один мальчик запнулся, руку сломал, сотрясение мозга получил.

— Ну, ведь на то они и добровольные – значит, вносятся добровольно. Все принудительные взносы я сдал – на тетради, на подарки, на канцтовары, на проектор в класс.

— А вот представьте, что Ваш ребенок запнется и упадет на старом линолеуме.

— Мой ребенок не запнется.

— Почему это?

— Потому что я ее научил смотреть под ноги и обходить стороной подозрительные дыры в линолеуме.

— А если ее продует от щели в окне?

— Не продует.

— Почему?

— Потому что в классе уже все окна мы поменяли еще в прошлом году. Кстати, Вы не боитесь, что на Вас упадет потолок дома?

— Нет, — с ужасом во взгляде процедила Активистка.

— А зря! Дома сейчас строят ненадежно, а старые уже осыпаются. Надо бы Вам с соседом сверху скинуться на укрепление потолка. И разве Вы не боитесь, что на Вашего ребенка в подъезде нападут?

— А кто на него нападет? – дрожащим голосом пролепетала Активистка.

— Как кто? Грабители! У Вас в подъезде есть охрана? Надо скинуться! А Вы уверены, что в школе наших детей кормят качественной едой? Надо собрать деньги и оплатить экспертизу.

Ну Вы же видите, Вы один против. А остальные все «за». Это Ваше право. Если не хотите сдавать, Ваш ребенок будет сидеть за старой партой.
— А как такое возможно? Все старые парты заменят, а одну оставят? И что, она у меня одна будет сидеть?

— А что в этом такого?
— Нет, послушайте, дети не должны чувствовать себя ущербными, это школа, здесь они учатся только хорошему.
— Ну вот и сдавайте на парту для своего ребенка. Вы же для СВОЕГО ребенка стараетесь, разве не понимаете.
— Да я понимаю. Но это все равно неправильно. И к тому же, что плохого в этих партах. Вот мы же сидим, они даже нас выдерживают. Вполне себе парты. Я за такой учился.
— Вот именно! Вы учились! Сто лет назад!
— Позвольте! Я учился всего лишь двадцать лет назад.
— Без разницы! Вы знаете, КАКИЕ сейчас парты! С регулировкой высоты, наклона, разных цветов, со специальной обработкой! А это – какое-то серое прошлое!
— Но оно счастливое прошлое!
Моя соседка медленно разжала кулак, подняла голову, на лице ее забрезжила улыбка. Видимо, в ней поселилась надежда, что зубов мужа, возможно, удастся избежать. И – как знать — мести Активистки тоже. Она еле слышно высказалась:
— А может быть, нам их просто покрасить. В оранжевый цвет. И жизнерадостно, и по-современному.
Подтянулись другие родители. Мамочка с задней парты более громко подала идею:
— Да! И сбоку повесим крючочки! Чтобы на них вешать портфели. Я видела, на современных партах такое делают!
Еще один папа предложил:
— А я могу подставки под ноги всем сколотить, у меня на пилораме много обрезков безхозных.
Родители возбужденно начали обсуждать предстоящую переделку парт.
Учительница, воспользовавшись моментом, взяла слово. Призвать к тишине два десятка родителей оказалось намного легче, чем останавливать активисток.
— Так, парты закупать не будем. Кто за?
Все подняли руки.
— А теперь про успеваемость…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest