Последний арсиоп

Последний арсиоп

Там, где вырастают крылья,

кончаются слова.

Из легенд племени Со

Рада

Если у девочки разные глаза, это вовсе не означает, что она вырастет ведьмой. Особенно, если у ребенка нет голоса. Вы хоть раз встречали немую колдунью? Хотя все когда-то происходит впервые.

Вот и Рада первый раз в жизни решила пропустить урок в школе. Она радостно бежала по полю, ветер играл ее рыжими волосами, подол голубого платья то надувался парашютом, то цеплялся за редкие прутья ивняка. Издалека казалось, что к дому дедушки Зико стремительно приближается огромная бабочка. Рада провела эту ночь в гостях у своей подруги Мирты. Рано утром к ним заходила молочница и рассказала о странном птенце, появившемся в доме у Рады

— Рада, ты почему не на занятиях? — прогульщица, не успев остановиться, влетела деду прямо в льняной фартук, который он не снимал, даже когда обедал. Отдышавшись, она посмотрела на него снизу вверх, похлопала своими длинными ресницами и замахала руками, показывая куда-то в сторону фермы.

— У меня сегодня много дел, а ты давай, иди, еще успеешь в школу. — Зико приподнял рукав, взглянул на часы и ахнул. – Вошь-перемошь, мне ж птенца кормить пора! – И, забыв про внучку, побежал к дому.

Рада постояла немного на месте, а потом двинулась следом. Пока никто не видит, приподняла пустую перевернутую бочку, стоявшую недалеко от места, куда зашел дед, и залезла под нее. Ей ужас, как хотелось посмотреть на птенчика.

Она слышала, как мимо прошла бабушка, охая и причитая. Рада разобрала несколько слов: «люлька», «арсиоп», «что теперь будет».

«Что теперь будет?» — подумала девчушка. – «А будет интересно!»

Дед вышел из дома, закричал бабушке:

— Слышь, Маринда, давай мы его в беседку пока поселим. В доме жарко, нос сухой, теплый. Как бы не издох.

— Тебе виднее! Сам его вывел, сам и ухаживай теперь! То в люльку, то в беседку! Тьфу! Кому он кроме тебя нужен-то?

— Эх, Маринда, это же арсиоп, он раз в тысячу лет вылупляется. Представляешь, что это значит?! На всю округу прославимся! А сколько за него получить можно – за пятьсот жизней не потратишь!

— Зико, ты, я смотрю, легенд перечитал. Какие пятьсот жизней! Ты вон телегу неделю починить не можешь, сидим тут, даже ярмарку пропустили. Вывел какого-то уродца, теперь носишься с ним. Лучше б яичницу сделали, честное слово!

— Будет тебе и ярмарка, и телега, не переживай! Постели-ка мне в беседке что-то чистое.  А завтра я его продавать поеду. Уже покупатель нашелся.

Бабка Ма, как звала ее Рада, бубня что-то себе под нос, пошла-таки в дом. Девочка поняла это по звуку хлопнувшей двери. Со стороны беседки доносились странные звуки. По всей видимости, дед в ожидании Маринды, держал своего арсиопа на руках, а тот скулил и вырывался. Наконец, бабушка вышла из дома.

— Вот, нашла тебе простыню. Учти – купишь мне взамен нее новую.

— Куплю, не переживай! Я тебе сто таких привезу!

Звуки затихли. Рада весь день просидела в бочке. Ей ужасно хотелось есть, еще больше – пить, но она даже и думать не хотела о том, чтобы вылезти. Когда стемнело, девочка осторожно приподняла бочку и выползла наружу.

От свежего воздуха слегка закружилась голова. Рада метнулась к колодцу, отпила воды из наполненного ведра, стоявшего тут же. «Хорошо!» — вытерла она губы. Со стороны беседки доносилось курлыканье. Рада приблизилась. Уже стемнело, приходилось пробираться на ощупь. Подойдя к скамейке, она отшатнулась. Прямо напротив нее сияли два голубых огонька.

«Это ты?» — Рада потянула руку к огонькам. Что-то влажное и теплое коснулось ее пальцев. «Какой ты милый!» — Девочка приблизила свое лицо к огонькам. Теперь темнота не мешала видеть, глаза привыкли.

Из-за старого дуба появилась луна, в ее свете юная авантюристка наконец-то смогла рассмотреть арсиопа. Это было крохотное существо размером не больше котенка. Такое же пушистое, такое же рыжее, как и сама Рада. «Да ты тоже рыжик! » Однако с котенком у арсиопа было мало общего. Он больше походил на дракончика с головой не то собаки, не то кролика. У него задорно торчали ушки, вокруг глаз была шоколадного цвета маска-бабочка. «Ты мой солнечный зайчик. Я назову тебя Санни-Бонни», — девочка погладила милую зверушку и взяла на руки. Дракончик устроился на коленях Рады и заснул.

Было время, когда люди не имели домов, скота, красивой одежды. Они не умели говорить, но могли летать. Они поднимались в небо и парили над землей. Но пришел Говорящий и подарил людям язык. И забыли люди про полеты, и пропали у них крылья. Зато теперь все было у них: и красивая одежда, и скот, и рубленые дома.

Всю ночь маленькая девочка просидела с крохотным существом на руках в беседке, размышляя, что же делать дальше. Чем больше она смотрела на Санни, тем сильнее крепло ощущение, что ни за что на свете уже не сможет отдать его кому бы то ни было.

Во сне арсиоп смешно кряхтел и лизал девочке руку. Она смотрела на него, слегка теребя мягкое ухо. «Я тебя никому не отдам. Теперь ты мой».

Начало светать. Рада поднялась с деревянной лавки и вышла за ворота с арсиопом на руках. Ей хотелось спрятаться ото всех. Санни проснулся, начал ворочаться. «Потерпи, миленький. Я не дам тебя продать!» Нести его становилось все тяжелее и тяжелее. Он никак не желал сидеть смирно, постоянно лизал лицо, впивался коготками в плечи, махал хвостом, перебирал лапами, стараясь выбраться.

Дойдя до ближайшей рощи, Рада присела на поваленное дерево. «Куда идти? Где прятаться? Но назад дороги нет». Немного отдохну, а потом пойду к старику леснику. Он добрый. Рада устроилась в сухой яме, подложила под голову охапку травы вперемешку с листьями, обняла своего друга и прилегла. Закрыла глаза и моментально уснула.

Пропажа

И пришла та, которая не могла говорить, но умела летать. Люди звали ее Слышащая. От прикосновения ее крыльев вставали раненые звери, распускались бутоны роз, к людям приходило исцеление от болезней. Но однажды, засмотревшись на игры ланей, коснулась Слышащая золотой крыши дома Великого вельможи. И сгорел его дом, ибо прикосновение Слышащей к золоту воспламеняло все вокруг. Сгорел и храм, стоявший неподалеку,  построенный на  олото вельможи. 

Когда проснулась, было уже темно. «Сколько же я проспала? А где же он?» Арсиопа рядом не было. Рада поднялась, огляделась – вокруг тишина. Она похлопала в ладоши, посвистела – это она умела делать не хуже деревенских мальчишек – никто не откликался. «Что же я наделала! Куда ты пропал?! Что же делать?!»

Девочка кинулась вглубь рощи. Она смотрела по сторонам, ветки хлестали ее по щекам. «Хлещите, хлещите! Так мне и надо! Друга потеряла, растяпа!» От слез перед глазами все казалось мутным, Рада терла веки грязными кулаками. Она шла по корягам, перепрыгивала через ямы, пробиралась через ручьи. Все платье стало мокрым и грязным. Выбившись из сил, она прислонилась спиной к старой сосне, обхватила себя руками, закрыла глаза, сползла вниз. «Санни, Санни, прости меня! Я не хотела!» От холода ли, от страха ли, или от осознания своей беспомощности Раду начало трясти так, что застучали зубы.

«Стоп! Что говорил дед? Все можно изменить, если изменить к этому отношение! Искать, искать!»

Рада поднялась и пошла дальше сквозь тьму и заросли. Начался дождь. Она промокла насквозь. Вышла к дороге. Вдалеке показался свет. Он становится все ярче. Из леса прямо к ней вышли люди. У одного из них в руках был фонарь. Заметив Раду, толпа побежала в ее сторону.

— Рада, Радочка! – узнала девочка голос деда.

Зико подбежал к девочке подхватил ее на руки.

— С тобой все в порядке? – он суматошно рассматривал ноги, руки, голову Рады. – Как ты нас напугала.

Девчушка прижалась к своему дедушке и разрыдалась. Она всхлипывала, терла щеки грубой рубашкой с плеча мужчины. Зико отстранился от девочки, поставил ее на землю и посмотрел на нее пристально:

— С тобой все в порядке? – повторил он.

Рада закивала головой. Затем она принялась бить себя в грудь, мотать головой, махать руками куда-то в сторону.

— Ничего не понимаю. Ты в порядке?

Рада, немного успокоившись, кивнула. Дед продолжил:

— На тебя кто-то напал? Там, в чаще? Ты убежала?

Рада помотала головой и очень правдоподобно изобразила кряхтение арсиопа, потом опять похлопала себя по груди и развела руки в сторону.

Дед переменился в лице. Брови сдвинулись, шея и щеки стали багровыми, глаза выражали недоумение.

— Ты?! Так это ты унесла его? – и он хлопнул себя ладонью по лбу. – Как же я не догадался! Арсиоп пропал, из школы звонят: «Почему не пришла Рада?». А она, оказывается, его поиграться взяла и сбежала. Да ты знаешь, кто это?

Рада виновато покивала.

— Ничегошеньки ты не знаешь! Эх…- Зико махнул рукой и побрел в сторону дома.

Рада поплелась следом с видом затравленной кошки.

Дома у Рады поднялась температура, на следующее утро к ней решили пригласить доктора из соседнего района. В их хуторе врачей не было. Девочку напоили чаем с медом и уложили спать.

Раде не спалось. В темноте мерещились голубые огоньки. Девочка выглянула в окно. Ей показалось, что за старой яблоней мелькнул ее Санни. Она пригляделась. Это была кошка Лиза, она ловила по ночам мышей. Руки еще помнили прикосновения милого существа, запах его шерсти казался теперь самым желанным ароматом во всем мире. «Ты там один, а я в теплой кровати пью чай. Я тебя спасу. Если не я – то кто же?»

Дорхо

Дождавшись, когда все уснут, Рада выскользнула из постели и как была – в светло-зеленой пижамке в белый горошек – вышла из дома. Луна освещала дорогу. Куда-то пропала тяжесть в голове. Казалось – если бы были крылья, тотчас же полетела бы над полем. Девочка пришла к тому месту, где накануне нашел ее дед. Чуть поодаль послышался треск. Рада, не веря своему счастью, понеслась, что есть мочи, на шум. «Санни, Санни!» — хотела кричать она, но только жалкие шипящие свисты вырывались из ее горла. Не заметив в темноте коряги, девочка полетела носом в траву. Странные звуки все приближались. «Санни!» — со слезами на глазах шевелила губами Рада, не в силах подняться.

Вдруг прямо перед Радой возникло странное существо. Оно было раза в три выше нее, десятилетней девочки. Босые, размером с бабушкино корыто, ступни, были покрыты зеленым мхом. Все тело будто заросло лишайником. Во всяком случае, те его части, которые можно было разглядеть. С головы свисали разноцветные дреды. Огромный живот скрывала синяя просторная рубаха. Рада пригляделась, и в глаза бросился огромный, как кабачок с грядки деда Зико, нос. Глаза светились красным. Чудище протянуло Раде руку. Оно не произнесло ни слова, но Рада услышала внутри себя: «Вставай!».

Несмотря на то, что выглядел этот незнакомец совсем не как добрая фея из сказок, девочка его совсем не испугалась. Наоборот – просто немного разочаровалась. Она ожидала встретить совсем не его.

«Знаю, ты искала не меня» — опять беззвучно сообщил незнакомец.

«Ты кто?» — одними губами спросила Рада. Но странный зверь понимал ее.

«Я Дорхо. Тролль. Но ты можешь меня не бояться, я не обижаю таких, как ты».

«А какая я?» — продолжила странный диалог Рада.

«Ты особенная».

«А что во мне особенного?» — мелькнула мысль в голове у девочки.

«Это ты должна понять сама!» — сразу же ответил Дорхо.

Рада с интересом посмотрела на Дорхо.

«Ты сказал, что знаешь, кого я искала. Откуда?»

«Я сказал – знаю, что ты искала не меня! Но кого ты искала, тоже знаю».

«И знаешь, где он?» — в глазах Рады вспыхнули искорки надежды.

Дорхо тяжело вздохнул, посмотрел девочке прямо в глаза, будто пытаясь что-то понять.

«Его уже нет в живых».

Рада сжала голову ладонями, зажмурила глаза, быстро замотала головой из стороны в сторону.

«Нет, нет, нет! Этого не может быть! Может быть он просто ранен?»

«Нет, он погиб. Иди домой и постарайся все забыть».

Дорхо прижал девочку к своей груди и погладил по волосам. Она же затряслась всем телом в беззвучном рыдании.

«Забыть?! Это я во всем виновата! Я его не сберегла! А где его тело? Ведь должно же остаться тело!»

Дорхо посадил девочку на сухую изогнутую корягу и отошел от нее на шаг.

«Бедная сиротинушка ты моя. Тебе надо просто все забыть» — тролль что-то прошептал в свои сомкнутые ладони и запустил в Раду огненный шар, мигом осветивший все вокруг. Рада сидела, уткнувшись лицом в поджатые колени, и ничего не замечала.

Мгновенно вокруг девочки образовалась голубая, пронизанная яркими ниточками-молниями, сфера. Огненный шар, столкнувшись с ней, отскочил и затух как прогоревшая спичка. «Ах, вот оно что…» — пробормотал Дорхо и исчез.

Не поняв, о чем говорит тролль, Рада подняла глаза, но никого рядом уже не обнаружила. Она оглянулась по сторонам. Тихо. Темно. Но не страшно. «Странно все это».

Вытерев слезы, Рада побрела в сторону дома. Неожиданно она вспомнила легенду, которую когда-то давно ей рассказывал дедушка. Тогда его слова были ей во многом непонятны, а теперь начали складываться в единую мозаику.

И сломали люди ей крылья, и изгнали из города. Долго скиталась девушка по деревням и селам. Никто не желал приютить немую скиталицу.

«Пока я не найду его тело, я буду считать, что он жив!»

Ночной разговор

Девочка развернулась и стремительно побежала вглубь леса. На том месте, где она совсем недавно лила слезы на коряге, теперь стояла избушка. Рада зашла внутрь.

Внутри было тепло. Затопленная печь бросала отсветы на деревянный пол и стены. Посреди небольшой комнатки стоял стол. За ним, сгорбившись, сидел седой старичок. Ничему не удивляясь, Рада улыбнулась и поклонилась в знак приветствия.

— Заходи, милое дитя. Не бойся меня. Что у тебя стряслось?

Рада только похлопала себя по губам.

— Немая? Бывает. Хочешь пирожок? – дедушка протянул девочке румяный рогалик.

Она взяла его и поняла, как голодна. Проглотила чуть не целиком.

— На, хоть водой запей! – старичок протянул кувшин.

Рада присела на стоявшую возле стола лавочку. Дед побарабанил пальцами по столу.

— Какие у тебя интересные глаза… Левый голубой, правый – карий. Ты не Рада ли? – внимательно посмотрел на нее старик.

Девочка кивнула, втянув в плечи голову.

— Ты не бойся. Я твоих родителей хорошо знал. Беда какая-то, до сих пор никто не знает, что произошло.

Рада с изумлением посмотрела на старика.

— А давеча дед твой приходил… Как он злился, как он злился… Думали – все, сгинула ты. Нашлась, значит. А арсиопа ты, значит, утащила?

Рада тяжело вздохнула.

— Да, беда. А знаешь, как твой дедушка радовался, когда он вылупился? Это ж я ему яйцо дал. Я их пять штук нашел. Он у меня одно выпросил. У меня-то все стухли, а у него вот поди-ка – вылупился!

Рада с интересом посмотрела на старичка.

И заметил Говорящий страдания Слышащей, и послал ей друга. Он вернул ей крылья. И увидели люди, как парит над лесами и полями прелестная девушка, оседлав невиданной красоты животное. И не могли они оторвать глаз от такого зрелища. И вспомнили они, что когда-то и у них были крылья.

— А ты знаешь, что хоть это за зверь такой, этот арсиоп?

Рада сморщила лобик и помотала головой.

— Арсиоп – это божественное существо. Тот, кто сможет его приручить, получает не просто друга, а защиту от всех несчастий, ответы на все вопросы, источник бесконечного счастья. И самое главное – бессмертие. Пока жив арсиоп – а умирать самостоятельно он не умеет — жив и хозяин. Такие питомцы рождаются раз в тысячу лет. Эти существа сами делают свой выбор, происходит он долго и мучительно.

Чтобы позвать арсиопа, нужно произнести его имя, тогда он сможет сделать свой выбор – идти или не идти. Но ты, я так понимаю, его не звала… А в глаза смотрела?

Рада, сжавшись то ли от страха, то ли от предчувствия чего-то ужасного, кивнула.

— Ох… Как только человек встречается глазами с арсиопом, он моментально привязывается к нему. Существует три стадии установления тесного контакта. Первая – арсиоп поднимает глаза на того, кто должен стать его хозяином. Я так понимаю, он выбрал тебя. Ни на деда, ни на бабушку арсиоп глаз не поднимал. Вторая – человек зовет арсиопа по имени, которое ему нашепчет небо. Ты не умеешь говорить. Поэтому он тебя увидел, но не привязался. По природе арсиоп очень любопытен, любит побегать. Результат – ты его ищешь.

Рада замахала руками в сторону двери, погладила, прижав к себе кого-то невидимого, потом высунула язык, закрыла глаза, пальцами сжала горло. Затем с тревогой заглянула в глаза хозяина дома.

— Хочешь сказать, не погиб ли он? Не знаю. Не хочется тебя расстраивать, но человек, заглянувший в глаза арсиопу, больше не принадлежит себе. Эти двое – одно целое. Друг без друга не выживут. Максимум – тридцать часов.

Рада схватила старика за руку, взглянув на часы.

— Да-да, — вымолвил он. – Ты во сколько к нему пришла?

Рада свела вместе поднятые два указательных пальца.

— А двенадцать? В полночь?

Рада закивала.

— Значит, двадцать шесть позади, — взглянул дед на старинные часы, висевшие на стене напротив. У тебя четыре часа.  В разлуке арсиопом может завладеть темное существо. Тогда всех нас ждут несчастья. Поспеши!»

И нашли люди Слышащую и ее друга и узнали место, где росли братья и сестры этого крылатого существа. И воссоединились люди со своими волшебными друзьями. И могли они теперь и летать, и вслух восторгаться полетом. Но не все. Арсиопов было очень мало, рождались они раз в тысячу лет по три-четыре от одной матери.

Рада смахнула с щек слезы и побежала в ночь. «Ты жив, я знаю, ты жив! Прости меня! Четыре часа! Только четыре часа! Я тебя найду!»

Схватка

Она бежала, раздвигая кусты руками; ноги обжигала крапива, волосы цеплялись за ветви деревьев. Мгновение – и Рада провалилась в темноту. Она вдруг полетела куда-то вниз и приземлилась на что-то мягкое. Кругом было темно.

«Что за яма? Раньше ее тут не было… Эх, надо друга спасать, а я по ямам летаю…»

Девочка поднялась и пошла на ощупь. Впереди забрезжил свет. Рада вышла в огромный зал, полный зеркал. У дальней стены стоял трон, на нем восседал знакомый тролль.

И решили люди выводить себе питомцев искусственно. И все у них получилось. Только арсиоп, выведенный в неволе, быстро погибал, а с ним вместе погибал и хозяин. Те же, кому посчастливилось воссоединиться с настоящим питомцем, становились бессмертными. Так продолжалось пять сотен лет. Пока не пришел в их мир Дорхо.

В ближнем углу, в железной клетке, укрытый темной тканью, кто-то рычал. Под ткань тянулись огромные цепи.

— А ты, я смотрю, упрямая. Я же ясно сказал – иди домой!

Рада подбежала к клетке. Дорхо вскочил с трона и моментально оказался возле девочки.

— Не надо тут ничего трогать. Это мои владения, поняла?

«А почему ты сказал, что Санни нет в живых?»

— Потому что его нет в живых!

В клетке опять зарычали.

«Ты врешь! Зачем? Кто там в клетке?»

— Это не твое дело!

«Кто ты такой? Почему ты меня слышишь?»

Дорхо схватил ее за руку и потянул к выходу. Девочка вырывалась. Вдруг из-под ткани показалась маленькая лапка. Рада дернулась.

— Не нарывайся, девочка! Хуже будет.

Он нашел Слышащую и ее друга. И разлучил их. Желая обрести бессмертие, Дорхо спрятал арсиопа. Хитростью заставил он взглянуть его себе в глаза. И когда связь с новым хозяином уже почти окрепла, явилась Слышащая. И узнал арсиоп своего истинного друга.

Рада, извернувшись, вцепилась зубами в руку Дорхо, освободилась и побежала к клетке. Тролль заревел от боли. Озверев, он догнал девочку, закинул ее на плечо и потащил из зала.

Рада колотила Дорхо по спине, рвала его волосы, кусала плечи. Но все бесполезно. У входа в узкий проход, девочка зацепилась руками за обвивавшую его лиану, она в последний раз решила взглянуть на своего Санни. Тем временем из-под ткани появилась его мордочка, глаза-огоньки почти потухли. Рада заметила, как у ее любимца из носа течет кровь.

«Ах ты, зараза! Как можно обижать таких маленьких!» — девочка вырывалась изо всех сил, но руки тролля держали крепче любых цепей.

— Это мой арсиоп! – взвыл Дорхо.

Стрелки на часах, висевших прямо у клетки, вытянулись в ровную вертикальную линию. Послышался бой.

Бом!

Тролль утаскивал девочку все дальше.

Бом!

Рада закрыла глаза, обессиленная.

Бом!

Дыхание арсиопа становилось все реже.

Бом!

Алое пятно на дне клетки становилось все шире.

Бом!

Два светлячка вылетели из темноты и коснулись волос Рады.

«Нет! Нет! Нет!»

Вдруг из горла девочки вырвалось отчетливое: «Санни!»

Тролль от неожиданности уронил ее, не веря своим ушам.

«Кто это?» — прищурился он.

Воспользовавшись заминкой, Рада понеслась обратно в зал.

Пленник в клетке вскочил на ноги, в пару секунд превратившись из милого малыша в двухметрового красавца-арсиопа. Теперь он напоминал большого рыжего пеликана с головой собаки. Санни стряхнул с себя тряпку, разогнул прутья клетки и направился к Раде.

За спиной Рады возник Тролль. Он схватил ее и выкрикнул:

— Я твой хозяин, слышишь, Санни! Я!

Рада, желая освободиться из рук тролля, мотала головой, кусалась, пиналась. Когда Санни был уже в полушаге от них, от волос девочки начал исходить яркий свет. Тролль яростно завизжал, откинул девочку к Санни, а сам бросился бежать. Но, не успев сделать и двух шагов, он застыл, превратившись в огромную каменную глыбу.

— Не все любят солнышко! – Санни посадил Раду себе на спину и направился к выходу из ловушки.

Санни-Бонни поднялся со своей спутницей в небо. Рада обхватила его шею, боясь пошевелиться. Но Санни успокоил ее: «Высота – это не то, чего нужно бояться. Наслаждайся свободой и радуйся!»

— Я летаю! – закричала Рада, распахнув миру свои объятия. Она, конечно, чуть не упала, но Санни вовремя подхватил свою хозяйку и унес ее далеко – туда, где крылья еще что-то значат.

И поднялся ураган, и вышли из берегов реки. И сразились Дорхо со Слышащей. И пал Дорхо в неравном бою, ибо на стороне Слышащей были и небо, и земля, и ветер, и огонь. В поддержку Дорхо выступил только черный Дракон, властелин ночи. С тех пор парят эти двое в небесах, иногда спускаясь на землю, чтобы снова подняться ввысь.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest