Сын

Сын

Всё когда-то бывает впервые, даже смерть. Артем Боровицкий лежал в капсуле регенерации, и сквозь стекло смотрел на небо – такое чистое и высокое. Всего неделю назад его мысли были далеко не безоблачными, а случившаяся с ним жизнь казалась странной авантюрой.
Пять дней назад
— Тём, ну где ты пропадаешь, мы тебя заждались, — трещала в ухо Надя. – Договаривались же, что встречаемся в шесть, около башни.
— Надюх, что-то неохота мне. Идите без меня, — протирая глаза и вспоминая, какой сегодня день, Артём сунул ноги в шлепанцы и поплёлся на кухню.
— Ты совсем уже?! – завопили в трубку. – Вчера бухал, сегодня опять? Давай, под холодный душ и дуй сюда!
— Не, я пас. Да вам и без меня весело будет.
Тоненький Надькин голос сменился басом Толи Левченко:
— Тёмыч, я не понял, мы друзья или где? Ты клятву давал, помнишь? «В здравом рассудке обещаю семнадцатого августа две тысячи шестьдесят восьмого года ровно в восемнадцать часов быть у памятника Ассоли и ждать друзей».
— Толян, ну какая Ассоль, давайте завтра, — Артём налил себе горячего чаю и с удовольствием прихлебнул из чашки.
— Так, я все понял. Если друг оказался вдруг барсук, тогда мы идем вытаскивать его из берлоги.
— Барсуки живут в норах!
— О! Похоже, ты приходишь в себя! Идем вытаскивать тебя из норы!
Раздались короткие гудки, и студент Боровицкий понял, что отвертеться не получится. Он допил чай, просмотрел ленту новостей на экране планшета. Мировое сообщество возмущалось новыми поборами, введенными после проведения налоговой реформы. Теперь все, кто имел двоих и более детей, обязаны были раз в полгода выплачивать в бюджет по двадцать процентов с дохода за пользование детскими садами, площадками, специальными центрами развития. Бизнесмены выражали недовольство экологическим налогом, взимаемым за использование «грязных» технологий. Земледельцы, отказывающиеся продавать свои площади, должны были отдавать в адрес государства десять процентов от своего заработка каждый месяц.
Не прошло и получаса, как в дверь позвонили. На пороге стояли Толя и Надя.
— Собрался? – потянул за рукав Левченко.
— Минутку, куртку с телефоном захвачу, – вырвался на секунду Артем, но через мгновение его уже обступили друзья и выволокли из квартиры.
— Ну что вы как дети? Днем раньше, днем позже. Какая разница? – возмущался Боровицкий уже на улице.
— Большая разница, – тоном, не терпящим пререканий, заявила Надя, и они пошли в сторону Ассоли.
***
Памятник Ассоли украшал небольшую площадь перед одноименным кафе. Тройка устремилась именно туда. Заняв свободный столик и изучив меню, решили заказать по мороженому.
— Итак, Артём, что ты решил? – заговорщически прошептала на ухо Надя.
— Ты о чем? – приподнял левую бровь нарушитель клятв.
— Ну, вот не надо прикидываться, — уже во весь голос завопила Марьянова, — ты прекрасно знаешь, о чем я. Мы с Толей, к твоему сведению, уже сходили, все сделали. Очередь за тобой. Ты последний. Тебе ж вчера исполнилось восемнадцать, а что это значит?
— Что я теперь могу тебя поцеловать? – хитро ушел от ответа вчерашний именинник.
Надя побагровела от ярости.
— Вот дала б тебе промеж глаз, да жалко, ты и так весь помятый какой-то. Отвечаю: теперь ты можешь сделать выбор.
Артем резко изменился в лице – во взгляде проскочило раздражение:
— Я давал клятву придти – вот я тут. А что дальше – дело лично мое.
В разговор вмешался сидевший до этого тихо Толя:
— Артем, не валяй дурака. Мы с Надей уже сделали первую инъекцию, осталось три. Четверть дороги под названием «бессмертие» уже пройдена. Ты с нами?
— Вы сами это решили или родители подсказали? Вы помните, сколько нам было лет, когда мы эту клятву давали? Семь лет! Семь! Сейчас мы другие. Мы сами делаем свой выбор. Вы знаете о побочных эффектах?
— Конечно! – хлопнула ресницами Надя. – Так зачем тебе дети? Родители свою миссию выполнили, теперь пусть кто-нибудь другой отдувается. Это же прекрасно – жить долго-долго, и никто не будет мешать мне путешествовать, читать любимые книги, слушать музыку, заниматься творчеством, кушать то, что я хочу.
— Надя, а, по-твоему, это жизнь? Ты только представь – тебе двадцать и ты молодая, тебе тридцать, а ты все еще выглядишь как в двадцать, тебе пятьдесят – а дашь только двадцать. А что будет через сто лет, ты задумывалась?
— Я буду выглядеть на двадцать! – хихикнула Надя.
— А думать на сколько? Мировоззрение имеет свойство меняться. Эх, что с вами говорить! – Артем махнул рукой и вышел из кафе.
Четыре дня назад
— Сколько вам лет? – задал вопрос человек, сидящий в кожаном кресле.
— Восемнадцать, — невозмутимо ответил Артем.
— Вредные привычки?
— Нет.
— Ориентация?
— Сексуальная? – не понял Боровицкий.
— Да.
— А какое это имеет отношение к будущей работе?
— Самое непосредственное. Вы являетесь кандидатом на должность личного водителя Елены Беловой. Сами понимаете, проблемы ни к чему.
— Так шанс есть только в том случае, если я женщинами не интересуюсь?
— Вы все правильно поняли.
— До свидания, — Артем уже направился к двери, но его остановили.
— Подождите, секундочку. Кажется, я знаю, что вам предложить. Есть у нас одна интересная вакансия, но вам предварительно нужно будет пройти тест.
— Что за вакансия?
— Вам понравится. Но вначале тест.
Собеседник Артёма наклонился под стол, будто что-то поднять, затем неожиданно распрямился, схватил стакан с водой и бросил им в Боровицкого. Соискатель загадочной вакансии вовремя сориентировался и поймал летящий в него хрупкий предмет одной рукой. Вода, конечно же, расплескалась.
— Теннис? – с восхищением посмотрел на Артема чиновник.
— Бадминтон, — спокойно ответил юноша.
— Еще один вопрос – уже делали инъекции?
— Нет.
— Замечательно. Вы нам подходите.
— А что за вакансия-то?
— Пойдемте, сейчас все узнаете на месте, я вас отвезу, ехать десять минут.
***
«Место» оказалось загородным коттеджем в форме средневекового замка с резными башнями, флажками, кованым забором и бронзовыми конями у входа. Гостей встретил высокий сухощавый мужчина в белом костюме. Андрей Степанович – так звали сотрудника службы занятости – сразу же представил Артёма:
— Вот, Артур Исмаилович, нашел вам паренька. Подходит по всем параметрам.
— Пройдемте, — хозяин жестом пригласил приехавших в дом.
В каминном зале пахло роскошью. Высокие потолки, огромные люстры, треск дров создавали ощущение полного погружения в сказку.
Когда все расположились в своих креслах, Артур Исмаилович начал свой рассказ:
— Я живу один, как видите. Дом большой. Ни в чем не нуждаюсь. Есть у меня прислуга, есть собака. Для разнообразия завел удава, пришлось ему отдельную комнату выделить. Библиотека у меня богатая. Сами знаете, еще каких-то двадцать лет назад все мы были смертными. А теперь многое поменялось. Сделал четыре укольчика – и живи вечно. На случай травм в специальном банке хранятся органы, выращенные специально для меня. Личный врач еженедельно меня обследует. А жизнь будто бы закончилась. Я не живу. Это ад.
— Почему же ад? – изумился Андрей Степанович. – Вам любой бы позавидовал, вы многого добились.
— Да, я добился положения – я гендиректор сети ресторанов «Тау». У меня подземный гараж на пять автомобилей, яхта, самолет. Я могу себе позволить все, что пожелаю – от космического путешествия до острова в океане. Но пропала острота чувств. У меня нет и теперь уже не будет детей. Меня никто никогда не называл папой. Обретя бессмертие, я потерял жизнь.
Кадровик был не из сентиментальных, странные проблемы миллиардеров казались ему блажью. Поэтому решил вернуть разговор в нужное русло.
— Артур Исмаилович, по Вашей заявке просмотрено много кандидатов. Артём подходит по всем параметрам.
— Стоп-стоп-стоп! – возмутился молодой человек. – Я ничего еще не обещал. Я просто пришел ознакомиться с вакансией. Как она звучит хоть?
— Сын, — спокойно произнес хозяин.
— Сын?! – воскликнул Тёма. – Это же бред!
— Почему бред? – пожал плечами кадровик-авантюрист. – По документам вы сирота, живете в однушке, работы у вас нет. Чем не вариант?
— Но как можно нанимать человека на должность сына?! Есть же детские дома, например.
— В детских домах с рождения инъекции делают. И чипируют. Ты видел хоть одного ребенка оттуда?
— Нет.
— А я видел. Это унылая безынициативная масса. Им ничего неинтересно. Сказали – вправо – идут вправо, сказали влево – идут влево.
— По-моему, вы преувеличиваете, Артур… — начал было Андрей Степанович.
— Можно без отчества. Нет, я не преувеличиваю. Наоборот, это малая часть того, что я видел. Думаете, я не пробовал взять ребенка? Пробовал. Но это не дети. Это скорее роботы. Они прекрасно знают о своих приобретенных способностях. О побочных эффектах тоже осведомлены. Они никогда не станут взрослыми. Они всегда будут детьми. Им ввели сыворотку бессмертия, которая останавливает процесс старения. Но взросление тоже не происходит. Это же удобно. Бизнес. Рожают все реже, а детей хочется. Чем не вариант? Купи ребеночка, и будет тебе счастье. А как надоест – отдай обратно, возьми нового! Их незрелая психика не может выдержать осознания своей участи. Поэтому они агрессивны, это настоящие монстры. Я тоже навсегда останусь таким. Но я взрослый человек, я сделал свой выбор осознанно, а они – нет. Дети в детдомах теперь товары. И Вы мне предлагаете воспользоваться этим выгодным предложением? Возьми двоих, плюс один – в подарок! Мне нужен живой человек, с эмоциями. Понимаете?
— Ах, вот в чем дело… Но все равно, как Вы это себе представляете? Это ж сколько всего оформить надо! Я имею в виду, чтобы оформить меня как сына.
— Не думай об этом, это не твоя забота, — Артур Исмаилович взял со столика специальный нож, обрезал сигару и закурил.
— Я понял, предложение, конечно, заманчивое, могу я подумать?
— У тебя на раздумья ночь. Заработок за три дня – миллион долларов. Надумаешь – жду утром у себя.
Три дня назад
В восемь утра Артём уже жал кнопку звонка возле замка.
— Как спалось? – вежливо поприветствовал гостя Артур Исмаилович.
— Плохо. Никак не мог примерить на себя роль вашего сына.
— Не надо ничего примерять, просто зайди и живи. Меня можешь называть на «ты». На «папе» пока не настаиваю. Мария тебя проводит в свою комнату. У нас есть бассейн, бильярд, сауна, кальянная.
— На «ты» не так просто перейти, особенно, в таком особняке, — Артём улыбнулся и последовал за Марией.
— Через полчаса завтрак, жду внизу, — кинул вслед «папа».
Завтрак состоял из простой, но вкусной еды: тосты, творог, сметана, джем, фруктовый салат и чай с лимоном.
Позавтракав, Артём решил искупаться. Плавая в бассейне, он заметил, что хозяин замка наблюдает за ним с балкона. В конце концов, подумал новоявленный сын, это его дом, пусть делает, что хочет.
Библиотека представляла собой огромное здание позади замка. С широкого экрана, расположенного в центре холла, улыбалась симпатичная девушка. Она предложила сделать заказ. Артём сориентировался не сразу, поэтому попросил первое, что пришло в голову – все о средневековье. Появилась красочная заставка, следом – огромная книга. Каждая страница с эффектами анимации и звуковым сопровождением рассказывала отдельную историю.
Артём так увлекся, что не заметил, как в здание вошли. Когда хозяин замка подошел совсем близко, книга была уже наполовину прочитана.
— Вижу, ты уже совсем освоился. Нравится тут? — присел он рядом.
— Честно – нравится. Но я не понимаю, зачем вам это все надо. Я сам по себе, вы сами по себе. Мы совершенно разные люди.
— Вот за этим я здесь. Я хочу с тобой сыграть партию в покер. Поехали?
— Куда?
— В клуб любителей покера.
— Но я только теорию знаю, не играл ни разу.
— Вот и попробуешь.
***
В клубе было немноголюдно. Артур Исмаилович с Артёмом заняли один из столов. Партия развивалась неспешно. Игроки попались осторожные, эмоции держали при себе. Один был в темных очках, он всю игру пасовал. Артуру явно не шла карта. А Тёме везло. Он собрал флеш-рояль и взял весь банк. В происходящее верилось с трудом. Выигрыш сто тысяч долларов – шутка ли?! И почему он до сих пор тут?
Покерный дебют решили отметить вечером в уютном баре возле моря. Небольшой самолет переместил туда азартных игроков всего за пару часов. Вино разбередило душу, и Артём кинулся на грудь Артуру с рыданиями:
— Откуда ты знаешь, что я никогда не был на море. Это же просто чудо! Спасибо тебе огромное, Артур!
— Тёма, ты же теперь мой сын. Отец все знает о своём ребенке.
— Мои родители погибли, когда мне не было и двух лет. Я еще и говорить не умел.
— В этом наша общность – ты никогда никому не говорил, а я никогда ни от кого не слышал это простое слово «папа».
А дальше была ночь, звезды, огромное небо над головой.
Два дня назад
Утром Артем обнаружил себя уже в замке. Видимо, его решили не спрашивать о желании возвращаться из мира грез.
За завтраком Тёмин работодатель спросил:
— Ты когда-нибудь катался на яхте?
— Нет, когда бы я успел!
— Тогда сегодня у нас прогулка с ветерком!
Артём уже ничему не удивлялся, не пытался «включать» человека-ломаку, а просто соглашался. Просто потому, что всё происходящее с ним нравилось ему все больше и больше.
Бело-голубая яхта неслась по волнам стрелой. Артур решил показать Артёму маленький остров, где росли огромные орхидеи и водились игуаны. Путь до места занял не более получаса.
Наверняка, если бы здесь оказался художник, он нарисовал бы изумительную картину. А то и сотню картин. С берега открывались чудесные виды.
Орхидеи здесь действительно цвели. А вот игуан не нашли. Зато наткнулись на хамелеона и птицу колибри.
Накупавшись вдоволь, новоявленные сын и отец вернулись домой.
— А почему ты нанял меня только на пять дней? – спросил за обедом Артём.
— Ты скоро это узнаешь. Через пару-тройку дней всё изменится, — загадочно улыбнулся Артур Исмаилович.
День назад
— Ты когда-нибудь держал штурвал самолета? – неожиданно спросил за завтраком хозяин.
— Нет.
— А хотел бы?
— Вообще-то я в детстве мечтал стать летчиком. Но потом эта мечта куда-то испарилась. Я понял, что учиться в летном училище могут только дети из обеспеченных семей. Одна форма сколько стоит. Поэтому я решил учиться на программиста.
— На программиста? Тебе нравится наблюдать, когда набор кодов оживляет статичные картинки, а заброшенные программы начинают обрабатывать тонны информации.
— Да, люблю.
— Вот что. Хочешь стать летчиком – становись. Теперь препятствий не будет. Хочешь стать программистом – пробуй. А сейчас мы отправимся туда, где птицы обретают свободу. Мы с тобой едем на аэродром.
Всего в пяти минутах езды от особняка располагалась просторная площадка, на которой красовались два самолета. Хозяин провел Артёма к одному из них.
— Ну что, вперед и ввысь?
— А все исправно? – с опаской произнес юноша.
— Можешь не сомневаться. У меня трудятся лучшие механики. Запрыгивай!
Артур усадил своего подопечного за штурвал, сам сел рядом. Проведя подробный инструктаж, решили взлетать. Заревели моторы, дрогнули стрелки на приборах – и самолет начал набирать скорость. Через несколько секунд они оторвались от земли. Артём никогда еще не был так счастлив. Он сам поднял самолет в воздух! Пусть и при помощи опытного инструктора. Впереди и вверху – бескрайнее голубое небо. Они одни в этом мире, только эти двое, самолет и высота. Внизу уже невозможно было различить что-либо, только серые квадраты городских улиц, зеленые острова леса, голубые нитки рек.
Какое блаженство – быть выше всей суеты. Не думать о завтрашнем дне, а наслаждаться жизнью здесь и сейчас. Завтра – это завтра. Оно никогда не наступит.
Неожиданно впереди сгустились тучи. Самолет летел прямо в сторону грозового фронта.
— Надо развернуться? – насторожился Артём.
— Зачем? Я столько гроз повидал. Непередаваемые ощущения. Это стоит испытать.
— Но там же молнии, самолет может загореться.
— А ты не думай об этом. Стань одним целым с этой стихией.
— Легко сказать… — Артём вжался в штурвал.
Гроза надвигалась стремительно. Впереди уже сверкали молнии. Самолет окутала темная вата. Первый разряд был настолько мощный, что самолет тряхнуло. Артём крепко держал управление в своих руках. Следующая молния стала роковой. Загорелись двигатели. Самолет перестал слушаться и начал падать. В дыму Артур произнес:
— Ничего не бойся, все поправимо.
После этих слов оба отключились.
22 августа 2068 года
Артем Боровицкий лежал в капсуле регенерации, и сквозь стекло смотрел на небо – такое чистое и высокое. Всего неделю назад его мысли были далеко не безоблачными, а случившаяся с ним жизнь казалась странной авантюрой.
Вдруг стекла раздвинулись, он увидел над собой Надю и Толю.
— Очнулся! – обрадовалась Надя.
— Наконец-то, — облегченно вздохнул Толя.
— А где Артур Исмаилович? – спросил Артём.
Надя и Толя переглянулись, встревоженно посмотрели на Тёму.
— Тёмыч… Тут такое дело… — издалека начал Толя.
— Ну, не тяните!
— В общем, он погиб. Он сам так решил. В своём завещании изъявил желание, чтобы в случае клинической смерти его не оживляли, а кремировали, пепел развеяли над морем.
— Погиб? – Артём закрыл глаза. – Он не должен был умирать. Это же мой отец…
— Отец? – не поняла Надя.
— Долго объяснять… А я? Почему я жив? Мы должны были погибнуть вместе.
— Это тоже его воля. Он три дня назад оплатил твое пожизненное медицинское обеспечение VIP-уровня. Это значит, что тебя восстановили и подлатали. Теперь ты как новенький.
— И инъекции сделали?
— Нет, этого в договоре не было. Тебе самому решать.
— А сейчас он где?
— Кремация завтра. Сегодня он в криокамере.
— Я хочу с ним попрощаться.
— Но туда не пускают. И ты совсем еще слаб.
— Меня пустят. Отвезите меня туда. Прошу.
-Нет, Тём, не стоит.
В дверь заглянули:
— Можно? Я по поручению Артура Исмаиловича.
Все изумленно вытянули лица. Посетитель вошел в палату.
— Я понимаю, что вы еще слишком слабы, — обратился вошедший к Артёму. – Но Артур доверил мне важную миссию. Это касается завещания. Артур Исмаилович все своё имущество решил оставить вам. Однако есть одно условие. Вы сможете вступить в права наследования, как только у вас появится собственный ребенок. Гонорар за три дня будет выплачен завтра. И вот еще что, — он протянул листок бумаги, — я вам должен был сегодня передать эту записку.
Артём развернул лист. Всего несколько строк аккуратным почерком:
«Дорогой Тёма, сынок! Прости меня! Ты не должен умирать. Живи! Становись летчиком, пусть у тебя будет большая семья. Ты заслуживаешь счастья. А я лучше уйду. Свою жизнь я потратил на безделушки. Я получил всё, что хотел, но потерял главное. Ты настоящий, оставайся таким. Меня уже не радуют ни самолеты, ни яхты, ни автомобили. Бессмертие – путь в бездну вседозволенности. Теперь мне хочется покоя».
Артём посмотрел на небо за окном, вздохнул:
— И ты меня прости, папа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *