Полевой Роман и волшебный сад

Полевой Роман и волшебный сад

Знакомство
Все знают, кто такие домовые, русалки, кикиморы, водяные. Даже леший умудрился в сказки просочиться. А обо мне – молчок. Наверное, это все оттого, что я скромный. Придется, значит, самому про себя рассказать.
Зовут меня Рома. Я – полевой. То есть полевой Роман. Живу я, как нетрудно догадаться, в поле. Точнее, здесь моя родина. Но в поле как-то неуютно. Ни домов здесь нет, ни сараев, ни деревьев. Одни мышки-полевки да посевы. А я страсть как люблю яблоки.
Пришлось мне переехать жить в другое место – поближе к садам. Обосновался пока на даче у одной женщины с чудесным именем Тамара.
Хозяйка моя очень трудолюбивая. У нее и теплица есть, и грядки все засеяны, и яблони растут, и груши со сливами. Вдоль забора – малина, чуть дальше жимолость со смородиной и крыжовником. Одно слово – благодать! Я ей как могу, помогаю. Осенью урожай складываю в ящики, зимой на грядки и к деревьям снег подкидываю, чтобы теплее было. Зайцам кору грызть не позволяю, для их визитов у меня морковка припасена.
У меня есть друзья – ежик и мышка. С ежиком я уже на даче познакомился, а с мышкой мы вместе из полей перебирались. Говорит – со мной не пропадешь. Еще бы! На то я и полевой!
На даче я встретил домовичку. Зовут Надежда. Мы с ней подружились. Она хоть и вредная, но очень веселая. За порядком в доме Надя следить умеет, на то она и домовичка. Скоро у нее день рождения. С этого дня рождения все и началось.
Подарок
— Ежик, мне тут подарок надо сообразить, не поможешь? – решил я заглянуть к своему другу. – Сам ничего, кроме грибов, придумать не могу.
— А кому подарок-то?
— Надежде, у нее через неделю день рождения.
— А как ты узнал?
— Так она сама еще месяц назад начала свою пропагандистскую кампанию. Говорит: «Вот придет мой день рождения…двадцатого марта…соберу всех друзей…устроим праздник…». А когда обижается на что-то, заявляет: «Вот придет мой день рождения…двадцатого марта…соберу всех друзей…устроим праздник…а тебя не позову, ты вредный!» Забудешь такое. Мне ее день рождения уже в кошмарных снах видится – будто я стою на крыльце с тортом, стучу в дверь, а оттуда выходит Надя с кувалдой, и меня по голове – тюк!
— Ужас! Тогда торт не подходит.
— Почему?
— Ну, тебя же за него по голове – тюк!
— Так не за торт же!
— Все равно. Раз сон такой приснился, значит, торт не надо дарить. Может быть, она торты не любит, на диете!
— Это она-то не любит?! Да она их готова на завтрак, обед, полдник и ужин, да не по одному! И лишь бы ни с кем не делиться.
— Тем более не надо торт дарить.
— Да почему же?
— Она же не любит ни с кем делиться. А если ты подаришь торт, да еще на день рождения, то это стресс какой — ей придется со всеми гостями делиться, самой разве что маленький кусочек достанется. И тогда тебя точно по голове – тюк! Если только свой кусок не отдашь.
— Ни за что не отдам, я сам торты люблю.
— Вот и я про то. Давай лучше что-то другое придумаем. Что она еще любит?
— Грибы.
— Опять грибы! Нет, грибы – это какой-то совсем неправильный подарок.
— Почему? – изумился я такому повороту.
— Потому что это еда. Обычно дарят что-то такое…красивое, на долгую память. А грибы? Их съел и все!
— Так и торт – съел и все.
— Нет, Рома, ты не прав. Торт – это не грибы, это произведение искусства. На торте розочки красивые, коробочка у него с бантиком. Вот даже хоть эту коробочку можно на память оставить… Или приспособить подо что-то. Всякие там колечки, бусики, браслетики…
— Так и грибы можно в коробочку с бантиком положить.
— Можно, конечно… Давай, это будет запасной вариант. Может, у нее увлечения какие-то есть? Бадминтон, теннис, баскетбол, танцы, вязание, рыбалка.
— Ну, ты скажешь, ежик! Где баскетбол, а где Надя! Она если только в качестве мячика сойдет.
— О! Мячик! Может, ей мячик купить? Пусть играет!
— То-то хозяйка обрадуется. Не помнишь, как тут поп со своим кадилом все провонял? Мы тогда окончание посевной отмечали. А ты меня заставил на балалайке поиграть.
— Помню… А музыкой она не увлекается? Можно же не играть, можно слушать.
— Так-то она любит радио слушать, подтанцовывает даже… Но опять же – хозяйка…
— А мы ей наушники подарим – пусть в них слушает.
— Слушай, а это идея! Давай! А где деньги взять?
— Ну, ты даешь! А у тебя нет, что ли?
— Откуда у меня деньги? А ты, случайно, каких-нибудь кошельков не находил…вдруг грибники потеряли?
— Нет, кошельки они почему-то не теряют, наверное, потому что в лесу кошельки из кармана незачем доставать. Вот телефоны часто теряют. Как заблудятся – так и теряют. Особенно, когда от медведей на деревья забираются.
— Эх… Что же делать? К запасному варианту вернемся?
— Ну почему, у нас же еще целая неделя!
— Пойдем грибников грабить?
— Нет, никого грабить мы не будем. Мы заработаем.
— Как же мы заработаем? У нас ни трудовой книжки, ни паспорта. Тебя хотя бы видно, а я вообще – для людей невидимый.
— Это да… Но вот ежиков-грузчиков я в своей жизни не встречал. Да и почтальонов тоже…
— А может, нам тебя продать?
— Э-э-э! Как это продать?
— Ну как? Напишем табличку – продается ежик, не кусается, добрый, умный, умеет пользоваться интернетом, цена… сколько там эти наушники стоят?
— Порядка тысячи.
— Ну вот – цена тысяча рублей.
— А дальше что?
— Как что? Поставим тебя на птичьем рынке, продадим, я куплю наушники, подарю Наде. Она обрадуется.
— Она-то обрадуется. А я?
— А что ты? Сбежишь и все дела.
— А если меня в клетку посадят? А если я дорогу не найду? А если меня в другой город увезут? А еще я слышал, из ежиков суп варят. Вдруг я в руки какого-нибудь повара попаду?
— Ежик, ну что ты запаниковал? У нас неделя. Я тебя продам, а уходить не буду, вместе поедем. А потом вместе сбежим.
— Вместе? А не обманешь?
— Честное полевое!
— Охохо…Может, все-таки, лучше запасной вариант?
— Ну, лебеда садовая! Ежик! Ты мне друг или кто? Одно дело грибы в коробочке и совсем другое – наушники новенькие!
— Может, пойдем лучше грибников грабить?
— Ежик, за это в тюрьму сажают, ты хочешь в тюрьму?
— Нет, в тюрьму я не хочу… Но и на рынок тоже. А кто меня в тюрьму-то посадит – я же ежик!
— Ну, может и не посадят, а палкой по ушам можно получить.
— Охохо… Значит, на рынок, говоришь… Продаваться…
— Да чего там! Это же интересно. Там и собачки разные, и кошечки, и птички. Весело же!
— Ага, обхохочешься! Слушай, а как ты меня продавать будешь? Ты же невидимый!
— Точно! А давай припишем – хозяин отошел. Если решили брать – положите деньги в эту баночку и забирайте ежика.
— А если не положат и заберут?
— Ну, с этим-то я разберусь. Я же рядом буду. Если не положат – сам из кошелька достану. А если в кошельке не найдется – то дома точно есть.
— Ну, ты, Рома, какой-то авантюрист. И меня туда же толкаешь. Не живется тебе спокойно.
— Но так же интереснее, согласись!
— Вот только ради вашей любви. И попробуй потом не жениться! Сам придушу!
— Женюсь, не переживай!
Вылазка
Вышли мы затемно, чтобы никто о наших замыслах даже не заподозрил. Кое-как добрались до птичьего рынка. Ежик все никак не мог себе место подходящее выбрать. То птицы ему, видите ли, мешают своим чириканьем, то кошки громко мяукают.
Наконец, остановились около одной бабушки. Она попугая говорящего продавала. Точнее, мы сначала не знали, что он говорящий. Иначе бы не стали тут останавливаться. Точнее, ежик не стал бы.
А попугай сообразительный оказался. Мы с ежиком всего-то парой фраз перекинулись, а он запомнил. Так и талдычил каждые две минуты: «Рома, я хочу домой». Зато около нас толпа собралась. Все хотели посмотреть на попугая, который к Роме домой хочет. В итоге этот Рома и нарисовался. В наколках весь, с сигаретой в зубах. Я решил, что надо пользоваться случаем. И моментально научил попугая новой фразе: «Я с ежом».
Так мы всей компанией отправились домой к моему тезке. Деньги за ежика он, кстати, отдал не нам, а бабке, которая попугая продавала. Пришлось устроить ветер, тысячерублевая бумажка у бабки из рук вырвалась, а я подхватил. А нечего к чужому добру руки тянуть!
В клетку ежика сажать не стали. Наоборот – налили миску молока, положили котлету. Ну, думаю, теперь ежика за уши домой не затащишь. Ан, нет! Все съел, миску вылизал и опять заладил: «Рома, я хочу домой».
Я выглянул в окно – девятый этаж. Мне-то что, а вот ежику падать, наверное, жестковато будет. Веревки такой длинной у меня нет. В итоге решили подождать до утра.
Ежик всю ночь топал. Хозяина разбудил. А я решил для верности кое-что ему на ухо нашептать. Зато утром ежик в коробке оказался в лесу. Ну и я рядом с ним.
— Рома, ты что-нибудь понимаешь? Почему он меня сюда принес. Еще вчера молоком кормил, а сегодня молча в лес отнес…
— Я-то понимаю, только, думаю, для твоей нервной системы будет лучше этого не знать.
— Ага, значит, без твоих фокусов тут не обошлось.
— Ну, как сказать, не таких уж и фокусов, все очень даже просто…
— Наколдовал что ли чего? Во сне душил? Сон призвал зловещий?
— Ежик, я, конечно, многое могу, но ты явно преувеличиваешь мои возможности. Сны призывать я пока не умею, хотя интересная мысль, надо попробовать!
— А что тогда?
— Ну, нашептал ему, что ты блохастый, и если тебя утром в лес не отнесут, ты так и будешь каждую ночь топать.
— Это я-то блохастый!
— Зато про топот по ночам правда!
— А как же он тебе поверил, если ты невидимый?
— Так он подумал, что это ты с ним разговариваешь. Твоя ж миска рядом с его кроватью стояла.
— Да, Рома, ну ты и махинатор! А деньги-то нам дали?
— Конечно, дали! Сейчас купим подарок – и домой!
Покупка
Мы отправились в гипермаркет. Там вроде бы на витрине наушники виднелись.
Подошли к дверям, и тут ежика осенила гениальная мысль. Самое главное – своевременная:
— Рома, а разве ежику могут продать наушники?
— Слушай, я как-то про это не подумал. Тебя даже из-за кассы-то не видно. Решат, что деньги где-то стащил, отберут – и все! Наушники точно не продадут. Где ты видел, чтобы ежики в магазинах отоваривались?
— Вот и я про то.
— Что же теперь делать?
— Слушай, у меня же дома телефон есть, а через него можно в интернет выйти.
— Ну и что? Как ты эту бумажку в телефон запихаешь? Даже если решишь купить через интернет?
— Да очень просто! Видишь вон тот банкомат? Нам надо просто эту тысячу мне на телефон положить, а потом с телефона оплатим. Все просто – пихаешь бумажку в ту щелочку, набираешь номер моего телефона и отправляешь.
— Ну, если все так просто, то пошли!
К счастью, никого рядом не оказалось. А то бы, думаю, остались бы мы без бумажки, уж больно долго я ее запихивал, а потом телефон несколько раз перенабирал. Мы же только до пяти пока в школе проходили. Зато теперь могу сразу в следующий класс экстерном поступать.
До дома мы добрались без происшествий. Нашли телефон, подключились к интернету.
Сколько там наушников!
— Слушай, Рома, а может быть ей вот эти, со мхом купить?
— Это не мох, это мех. И вообще, это не наушники, это шапочка такая.
— Ну, дела! Никогда бы не подумал. О! Смотри, наушники с какой-то трубочкой. Это чтобы в ушах ковыряться между делом? Умно придумано! А то вечно ищи что-то подходящее…
— Это микрофон! Чтобы говорить. Нам такое не надо.
— Рома, вот, то, что надо! Наушники в комплекте с пистолетом. Надежда – девушка серьезная, наверняка пострелять любит.
— Ежик, ты видишь, сколько это стоит? Сам же меня сегодня учил цифры читать.
— Ого! А я думал, это телефон, чтобы заказывать. Ну, тогда вот эти – черненькие, по цене укладываемся и без лишних дополнений. Хотя я бы лучше со мхом взял.
— Безо мха обойдется. Давай, заказывай эти, черненькие!
— Пишут, что курьер доставит в течение суток. Слушай, а ведь он хозяйке вручит, а не имениннице!
— Точно! Что же делать?
— А тут, кстати, есть специальное окошко, можно написать пожелания к заказу. Давай напишем, чтобы положили под кустиком.
— А давай! Только с кустиком надо определиться.
— А у нее один только кустик и растет – который у входа, шиповник. Значит, пишу: «Положить у входа под кустиком шиповника».
— Здорово! Теперь главное, чтобы никто не перехватил. Будем караулить по очереди.
Эх, и нелегкое это дело – дарить наушники. Знал бы заранее, лучше бы грибы с бантиком приготовил. Но что сделано – то сделано.
Первым караулил ежик, я отсыпался. Уж не знаю, чего он там накараулил, но глаза с утра заспанные-заспанные были.
— Ты спал что ли?
— Я? Нет, я не спал, я караулил. Но никого не было. Да и не работает почта по ночам.
— А зачем тогда караулил?
— На всякий случай. Все, я спать, теперь твоя очередь.
Только ежик ушел, явился посыльный. Положил под кустик наушники и ушел. Ну и народ пошел. А если до адресата не дойдет? А если сопрут? У нас теперь с ежиком интернет – расскажем, как вы работаете!
Наушники пришлось перепрятывать, а то больно уж коробка яркая. Спрятал под дом, в ямку.
Теперь только бы дождаться дня рождения. А там торт… пироги… Надя, в конце концов!
Сюрприз
Вот он и настал – день рождения!
Достаю я коробку, значит – а в ней дырка! Прогрызенная! Ага, без мышки тут не обошлось.
Пошел я к мышке.
— Ты зачем коробку прогрызла?
— Какую именно? Я много за свою жизнь коробок перегрызла.
— Ту, которая под домом, с наушниками!
— А! Это твое, значит! Так там ничего вкусного не оказалось, я особо там и не задерживалась.
— Точно?
— Ну, как сказать…
— Честно!
— Я там один проводочек за зубок попробовала. Пластмасса пластмассой, да еще с металлическим привкусом. Пакость редкостная!
— Ты что! Это же подарок! Наушники! Как же они теперь работать будут?
— Знаешь, предупреждать надо было! Откуда мне знать, что ты там под дом подарки пихаешь.
— Эх… придется опять идти к ежику сдаваться.
Ежик уже навел марафет, даже грибы в баночку собрал.
— Ежик, а ты что, Наде подаришь грибы с бантиком?
— Ну а что еще я могу подарить?
— А давай ты подаришь наушники, а я грибы.
— Ты чего, Рома, с елки рухнул? Мы ж ради этих наушников столько пережили, еле рабства пожизненного миновали, а теперь они тебе не нужны?
— Да понимаешь, там одна неполадочка вышла. Мышка провод прогрызла.
— Интересное кино! И как я буду, по-твоему, такие наушники дарить?
— Ну, ты же умный, придумаешь что-нибудь.
— Давай, тащи их сюда, смотреть будем.
— Ежик – ты настоящий друг! Они там, за дверью.
Осмотрев наушники, ежик заявил:
— Так, давай рассуждать логически. Это как-никак техника – так?
— Так.
— Раз это техника, то тут нужен специальный инструмент, без него не починить. Так?
— Так. А может…
— Не может! Раз не починить, значит, это работать не будет. Так?
— Так. А вдруг…
— Без вдруг. Если это работать не будет, значит, это уже не наушники. Так?
— Так. Но…
— Никаких но. Если это уже не наушники, значит, надо найти им другое применение. Так?
— Так.
— А какое другое применение может быть у сломанных наушников?
— Можно на пугало повесить, вороны точно испугаются.
— Рома, ты Наде пугало подаришь в наушниках?
— Нет, за пугало она меня точно тортом не накормит.
— Тогда думай.
— А давай к ним мох приклеим и будет мохнатая шапочка для ушей! И проводочки все отрежем.
— Мохнатая шапочка – это, конечно, неплохая идея, но мох же пожелтеет со временем и осыплется.
— А я видел там в сарае меховую подстилку, можно из нее кружочки вырезать.
— Ну, вот это другое дело! Вырезай!
День рождения
На день рождения ежик пришел с грибами, а я с меховыми наушниками. Надя, увидев мой подарок, захлопала в ладоши и защебетала:
— Я давно о таких мечтала! Как ты, Рома, догадался? Они, наверное, так дорого стоят? Ой, как мягко, а как тепло! К ним бы еще рукавички такие же и шарфик, было бы совсем как в телевизоре! А вот шубка должна быть контрастного цвета! Прошу всех за стол!
За столом мне что-то совсем расхотелось есть. Хотя Надя выставила и торт, и грибы, и конфеты, и пирожные. А я все думал – где же мне теперь раздобыть рукавички, шарфик и шубку… контрастного цвета. А ежик сидел напротив, уплетал угощение за обе щеки и хитро мне подмигивал. Конечно, он-то грибы подарил, к ним не надо ни рукавичек, ни шарфиков. Грибы съел – и забыл. А я, криптомерия японская, хотел, чтобы что-то на память осталось. На память-то осталось, да так, что теперь помнить придется до самого Нового Года, если не дольше. А забуду – напомнят.
И чего я в этой Наде нашел… Уши торчком – вон как шевелятся, когда торт жует. Глаза навыкате. Волосы – как пакля. Ноги кривоватые. Ростом не особо вышла. Голос грубоватый. И стало мне грустно-грустно. И ушел я, даже торт не попробовав.
Похищение
Вышел я из дома, а на небе уже луна. Большая-пребольшая, круглая-прекруглая, желтая-прежелтая. Кругом светло, как днем. Иду я по дороге, сам не знаю куда. Уже и дачный поселок позади, и лес вокруг все гуще. А я иду и иду. Вдруг слышу – как будто мотор гудит. Я оглянулся и обомлел. Передо мною женщина с небес спустилась. Да такая, что глаз не отвести. Платье на ней с сапфирами, жемчугом вышитое, сапожки лакированные, на голове – диадема золотая с рубинами.
— Ты Рома? – спросила меня роскошная дама.
— Да, я Рома. А откуда Вы меня знаете?
— А я все знаю. Я даже знаю, почему ты со дня рождения ушел. Надя твоя меркантильной особой оказалась. Шубку ей, сумочку… А я вот совсем не такая.
— Кто Вы? И откуда все знаете? – насторожился я.
— Зовут меня Василиса Кощеевна. Дочь Кощея я. У меня есть волшебное зеркальце, так оно мне все может рассказать.
— Понятно, ну я пошел, наверное. Поздно уже, — отчество Кощеевна не особо располагало меня к разговорам. Особенно ночью.
— Куда же ты, Рома? Мы толком и не поговорили. А я так давно мечтала с тобой поближе познакомиться. Ты же такой один на всем белом свете, знаешь?
— Ну, один, так один. Вам-то что?
— А у нас поле большое, картошки одной полгектара посажено. А еще папенька очень любит яблочки молодильные на завтрак кушать. Я тоже. Но в последнее время наши яблоньки что-то болеть стали. Мама и опрыскивает их, и окапывает, и удобряет. Ничего не помогает. Стала я искать, кто бы мог помочь. Зеркальце на тебя и вывело. Решила тебя найти. Хотела подождать, пока ты на дне рождения повеселишься, тем более ты так его ждал. А ты сам ушел.
— Вы что же – за мной следили?
— Ромочка, я тебя искала. Давай так. Ты к нам переселяйся, будешь как сыр в масле кататься. Проси, что хочешь, только помоги нам яблоньки восстановить.
— Знаете, Василиса Кощеевна, предложение Ваше, конечно, заманчивое, но я не смогу бросить своих друзей и хозяйку. Так я устроен. Уж если где-то поселился, там и пригодился. Тем более, я совсем недавно переехал, только вот привык. У меня там с осени озимый чеснок посажен, саженцы прикопаны. Вы наймите кого-нибудь. Сад восстановить – дело нехитрое. Веточки старые обрезать, вредителей прогнать, делов-то. Тем более, Вы и магию можете использовать.
— Использовали, миленький, все использовали. Что только не пробовали. И заклинания накладывали, и веточки обрезали, и новые саженцы укореняли – ничего не помогает. На тебя одного надежда! – взмолилась Кощеева дочка.
— Нет, не по душе мне это, не по душе. Пойду я домой. Простите.
— Нет, Ромашечка, никуда ты не пойдешь! Не для этого я сюда через весь лес летела, — с этими словами Кощеевна подхватила меня за воротник и сунула в мешок, который у нее на поясе был закреплен.
Глаза мои ничего не различали, но я понял, что мы взлетели и понеслись куда-то на огромной скорости, поскольку от порывов ветра меня потряхивало то вправо, то влево. Кричать смысла не было, колотить кулаками – тоже, пытаться выбраться – опасно. Поэтому я решил занять выжидательную позицию. Ну, похитили – с кем не бывает!
У Кощея
Прилетели мы очень быстро, я даже как следует выспаться не успел. Вынули меня из мешка, поставили посреди сада. Кругом – красота! Фонтан с золотыми лягушками, ровные дорожки из мозаики, кованые скамейки, огромные дубы, голубые ели. В центре всего великолепия – бревенчатая беседка. Именно там я заметил знакомую фигуру. Хотя и знал-то по картинкам из книжек.
— Проходи, Рома, не стесняйся. Папенька, я смотрю, нас уже ждет, — и юная волшебница повела меня в сторону беседки.
Кощей мне представлялся несколько иным: худым, бледным, с вытянутым лицом, сведенными вместе бровями, злым и противным. Я же увидел перед собой приятного румяного мужчину с искоркой в глазах, одетого свитер и джинсы.
— Ну что, Рома, присаживайся, — улыбнулся он мне. – Вижу, разочарован… Я ж дома, зачем мне латы и прочее железо? В джинсах удобнее.
— Да что Вы, ничуть не разочарован. Наоборот, рад знакомству. Будет, что ежику с мышкой рассказать.
Кощей посмотрел на меня вопросительно.
— Мышка и ежик – мои друзья.
Кощей рассмеялся:
— Если хочешь, можно будет их потом к нам в гости пригласить. Мы будем рады. А пока размещайся. Устал, наверное, с дороги?
Я осмотрелся. А что я, в самом деле? Хоть обстановку сменю, а то все одно и то же. Надя эта со своими шубками…
— А где тут сад-то?
— Ромулик, ты бы хоть покушал, а то так сразу и за дела? – присела ко мне Василиса.
— Да я не голодный, показывайте.
Кощей с дочкой повели меня мимо фонтана по дивным мозаикам дорожек. Вроде бы только начало весны, а тут и снега совсем нет.
— А почему у вас так сухо? У нас еще сугробы лежат.
Кощей с прищуром посмотрел на свою дочку, а та ответила:
— Ромаш, мы ж волшебники, забыл? А еще у нас друг есть хороший, Горыныч. Его только позови – он мигом все окрестности согреет. Главное, предварительно надо попоить побольше, чтобы паром дышал.
— Ясненько все с вами. Ну, где же ваши яблони-груши?
— Так вот они, — мы остановились возле безжизненного деревца. Все черное, кора потрескалась.
Я попробовал веточку согнуть – она сломалась с хрустом. Стало понятно, что восстанавливать тут нечего. Одни руины. Как после пожара.
— А может быть, у вас есть какие-то саженцы? Ведь когда-то эти деревья были посажены, значит, был приобретен посадочный материал.
— Как сказать… — почесал затылок Кощей, — Так-то оно так… Баба Яга мне эти прутики привозила.
— Ну, вот и отлично. Значит, надо у нее опять взять несколько саженцев. Посадим, и будет вам новый сад. А этот не восстановить. Видимо, Горыныч перестарался. Сжег все. Паром тоже можно сжечь.
— Эх… Вечно этот Горыныч все испортит. А с Бабой Ягой все не так просто. В ссоре мы. Мы ее на день рождения к Василисе пригласили давеча. Так она что учудила?
— Что?
— Подарила ступу.
— Так что в этом такого?
— Она не новую ступу подарила. Знаешь, какие сейчас ступы? С вай-фаем, встроенным баром, кинотеатром, музыкой, беззвучным движком. А она нам свою старую притаранила. Которую заведешь – за тридевять земель слышно. И скрипит как ржавый велосипед.
— Ну, дела у вас. Жалко, конечно, сад ваш. А что там кроме яблонь-то молодильных еще росло?
— О! У нас и груши храбрительные уже плодоносили, и сливы исчезательные.
— А еще были персики радости, абрикосы мудрости, смородина вдохновения, крыжовник обаяния.
— Ого! Такого я еще не встречал! Все, теперь не отстану от вас, пока не увижу это все своими глазами. И не попробую.
Баба Яга и волшебный сад
— Рома, а может быть, ты сам к бабе Яге сходишь, саженцев для нас попросишь. Помнится, она тоже себе помощника для ухода за садом искала, — взяла меня нежно за руку Василиса.
В детстве я читал сказки про Василису Прекрасную, Елену Премудрую. Всегда они мне представлялись тихими, робкими, слабыми женщинами, которых надо откуда-то спасать. А здесь – сразу две представительницы моих юношеских грез. Но ни одна из них не имеет ничего общего с теми, из сказок. Живут себе с Кощеем, Горыныч у них вместо отопительной батареи. Плоды волшебные кушают. Но красивые обе, тут не поспоришь. Мама, кстати, к нам чуть позднее подошла.
— Схожу, куда ж я денусь. Вы мне дорогу-то покажете?
— И покажем, и проводим, — захлопала от радости в ладоши Василиса.
Она убежала в дом и вернулась с ключами в руке.
— Поехали?
— Поехали. Вы что, ступу ключами заводите?
— Рома, какая ступа?! Обычный автомобиль, но быстрый.
— Ну, раз автомобиль, тогда вперед!
Мы вышли за ворота, там нас уже ждал роскошный кадиллак. Василиса сама села за руль. Казалось, что она не к Бабе Яге собирается, а в магазин за хлебом съездить. Настолько уверенно она себя чувствовала в качестве водителя. Я давно заметил, что есть люди, которые умеют и могут водить машину, а есть те, которым садиться за руль категорически запрещено. Первые – никогда не сомневаются, на дороге ведут себя спокойно, в аварии попадают крайне редко. Вторые – постоянно мечутся, у них в голове одновременно рождается масса вариантов решения той или иной задачи, вождение для таких личностей – постоянный стресс.
Василиса относилась к первой группе. Руль для нее был как продолжение рук.
— Ром, ты поспи, дорога не близкая, устанешь.
Я прислонился к спинке и моментально отключился.
Проснулся я от холода. Я лежал на лавке в какой-то избушке. Неужели баба Яга в таких условиях живет? Тут же сплошная антисанитария! Где ж домовой-то? Не иначе – сбежал. В дверь вошла старушка. Невысокая, худощавая, в красном платочке. Никаких лохмотьев, никакой неряшливости. Аккуратная такая бабуля.
— Проснулся, милок? – поприветствовала она меня. – Сейчас я печку затоплю, согреешься. А то мне одной-то чего зря топить. Залезу под одеяло и лежу весь день. А раз гость такой пожаловал – грех дрова экономить. Ты кашку любишь? У меня кашка есть, вкусная, геркулесовая.
— Буду, — поежился я. – Мне бы еще попить чего сладенького. Не могу я без сладенького.
— Конечно, конечно, родименький мой! Сейчас чайник поставлю, мигом вскипит. А еще я тесто замешу, напеку пирожков.
— Пирожки я тоже люблю. Выпечку по-ягулевски я ни разу не ел. Ты ж баба Яга?
— Она самая, милок, она самая. А ты Рома, тебя в нашем лесу все знают. Недавно в вайбере с Лешим обсуждали.
— И что наобсуждали?
— Ой, чего только не понаписал он мне. Что ты высококлассный специалист. Таких, как ты, больше нет. И что только ты сможешь мне помочь с выведением новых сортов волшебных деревьев.
— Новых сортов? Насколько я знаю, у вас тут и так ассортимент немаленький. Куда еще-то?
— Это все так, Ромулечка! И молодильные яблочки я выращиваю, и мудростью от абрикосов подпитываюсь. А от крыжовника становлюсь просто само очарование. Ивашка однажды чуть было за Аленушку не принял.
— Ну вот! Что еще-то надо? Ухаживайте да урожай собирайте. Варенье варите, в конце концов.
— В самый корень, Ромулик, зришь! После варки все волшебные качества улетучиваются. Одни углеводы остаются. Я хочу вывести сорта, которые хорошо храниться будут. А у меня ни одно яблочко, ни один абрикос, ни одна груша, не говоря уж о ягодах, даже до нового года не могут долежать. Видишь, какая я к весне становлюсь?
Я посмотрел на бабу Ягу. Бабуля как бабуля. Самая что ни на есть бабулевская.
— А что не так-то?
— Как что не так?! Вот ты бы захотел на мне жениться, например?
— Ну, скажете тоже, жениться! Кто ж на бабушках женится? Да и вообще, я полевой, я не то что бабушку, я обычную девушку в жены взять не могу. Максимум – домовичку. Сами знаете, полевых больше нет. Мне только родственные виды подходят. Домовые – один из них.
— Насчет бабушек-невест это ты зря! Ты давно телевизор-то смотрел?
— Да у меня его и нет…
— Так знай – вчера была бабушка, а сегодня – девушка. Тоже моими яблочками молодильными там подпитываются. Только вот по весне все эти телезвезды уезжают на море отдыхать. А знаешь почему?
-Почему?
— Потому что яблоки мои только до нового года лежат. До февраля эффект еще держится от постоянного потребления, а весной лысина начинает проступать. Какое тут телевидение! В конце же лета — новый урожай. Звезды возвращаются. И баба Яга опять в почете! А заодно и проекты новые появляются. Замечал, наверное, что с осени столько всего новенького запускают? Так это все по причине сезонного характера моей омолодительной продукции.
— Ну, бабуля, ты просто сердце мировой медийной индустрии!
— Не сердце, миленький, а душа! В молодом теле – молодая душа!
— Заговорила ты меня. Может, покажешь сад свой?
— Так чего на него смотреть-то? Тем более он еще не проснулся. Снег даже не везде сошел.
— А черенки можно и сейчас срезать, для экспериментов.
— Для каких еще экспериментов, — насторожилась баба Яга.
— Как каких? Сами же меня попросили вывести новые сорта деревьев с долго непортящимися плодами. То есть за основу берем лежкость. А для такого дела черенки нужны.
— Так если для дела надо, пойдем, покажу.
Сад у баби Яги был что надо. Все деревья по группам, ровными рядочками. У каждой группы вставлена табличка. Срезал я по веточке, прикрепил по веревочке с надписью и пошли мы домой.
— Так что ж мне, теперь жить, что ли тут? Выведение новых сортов – это дело не одного дня, даже не недели. Это как минимум до осени затянется. Мне ж надо подумать, на какое дерево эти черенки привить, чтобы нужных результатов достичь. Вот, например, есть обычные яблони, яблоки с которых могут храниться до самого лета. На эту яблоню и будем прививать. Такие есть у меня, то есть у моей хозяйки на даче. И груши по такому же принципу надо прививать. Абрикосы, конечно, она не выращивает. Но это косточковые, родня сливе. Поэтому можно на нее привить.
— Миленький, какой ты умный и образованный, прямо глаз не отвести. На вот, скушай плюшечку.
— Бабушка, ты слышишь, что я говорю-то? Мне надо идти тогда, дома буду прививать. А потом уже с тех деревьев новые черенки возьму, будем укоренять здесь. Еще хорошо бы с семенами поэкспериментировать, но я так понимаю, ничего не осталось с прошлого урожая?
— Ничего, миленький, ничего.
— Тогда я пойду?
— Может хоть переночуешь? Так ты мне понравился…
— Нет, бабуля, некогда. Весна в разгаре, каждый день на счету. Знаете поговорку – «Весенний день год кормит»? Тем более через неделю полнолуние, лучше все закончить до него, иначе ничего не получится. Тот, кто сажает в полнолуние, обречен на провал.
— Вот оно что! А я как чувствовала! Говорила я Кощею – зря ты сад в полнолуние закладываешь, нехорошо это. А теперь у него одно пепелище. Горыныч постарался. Не зря я ему мешочек монеток отсыпала. Зато у меня теперь у одной такие деревья.
— Так это ты, значит, устроила? – чуть было не запалился я, но вовремя опомнился.
— А ты что, знаешь? – насторожилась Яга.
— Так я ж полевой, я про сады все знаю. Все птицы, все ежи, все мыши в курсе.
— Вот оно что… Ну, ты ступай, ступай. А чтоб не обманул, я к тебе своего котейку приставлю. Он на время эксперимента с тобой рядом будет.
— А это вот лишнее. Я слово свое всегда держу. И хлопоты с ним дополнительные… Кормить же придется.
— Да он сам пропитается, не переживай. Если я так решила, то значит, так и будет. До встречи, Ромулечка! – баба Яга поцеловала меня в макушку, подозвала рукой своего котика, открыла дверь.
— До встречи, — буркнул я, покосившись на это черное чудовище.
Домой
Кот был раза в два меня больше, усищи как антенны, глаза зеленущие, лапы толстенные. Стало мне не по себе. А он еще и говорящим оказался.
— Не бойся, садись на меня, мигом домчу, ты только дорогу указывай. Чтобы не упасть, за уши держись, — деловито заявил он мне.
Я вскарабкался на спину этого монстра, и мы помчались. Пока двигались по лесу, кот меня ни о чем не спрашивал. Но когда добрались до полей, тут посыпались вопросы.
— Ну что, в какую сторону теперь? Направо или налево?
Я никогда не умел ориентироваться на местности. Юг от севера я, конечно, отличить сумею, но вернуться в нужное место у меня никогда не получалось. Я помнил, в какую сторону шел с Надиного дня рождения. Но до Кощея-то я передвигался в мешке! Неожиданно меня посетила хорошая идея. Котик-то наверняка волшебный. А волшебные существа могут многое.
— А ты сможешь найти место по его названию? – поинтересовался я.
— Да без проблем! – отрапортовал котяра.
— Тогда нам нужно садоводческое товарищество «Труд и отдых».
— Сейчас поищем, — котик дернул за один свой ус, после чего перед нами развернулась голографическая карта местности. Задав в поиске «труд и отдых», кот нажал на соответствующую кнопку лапой. Голограмма выстроила маршрут. Через мгновение металлический голос оповестил: «Идите прямо, через двести метров поверните направо».
— Ну и техника! – моему восхищению не было предела.
До дачи мы добрались уже затемно. Мой усатый конь решил отдохнуть, прилег на крылечке, а я решил к ежику сходить. Как-никак давно не виделись. Захотелось сделать сюрприз, но не вышло. Только я подошел к его норке, как из-за спины услышал знакомый голос:
— Рома?! Живой! А мы уж где только тебя не искали!
— Привет, ежило! А чего меня искать-то? Посмотри, кого я тебе привел, — я махнул рукой в сторону крыльца.
— Видел, видел! Зверь, а не кот. Так он с тобой, значит? Ты же вроде котов не очень любишь?
— Понимаешь, ежик. Попадешь в переделку, полюбишь и кота! – и пришлось мне поведать ежику о своем приключении.
Выслушав, он внимательно осмотрел черенки, пофыркал, пощелкал языком и подытожил:
— Ну, дела…
— В общем, будем прививать наши деревья.
— Слушай, это получается, ты же у нас тут волшебный сад заложишь, если все получится. Бабе Яге-то ты потом опять же черенки понесешь! А деревья здесь останутся. Не выкорчевывать же их!
— Получается, что так.
— А если хозяйка заметит?
— Ежик, да если даже и заметит. Кто ж будет возмущаться, если у него вдруг кожа станет нежной, как у младенца? Да еще и обаяние проклюнется. Просто решит, что свежий воздух пошел на пользу. Кстати, если не ждать от этих плодов волшебных результатов, то они и не проявляются. Если только совсем немного, например, когда кто-то сидит на диете и питается молодильными яблоками, при этом не подозревая, что они молодильные. Похудеть и помолодеть в таком случае можно в считанные секунды. Но наша хозяйка диетами, по-моему, не увлекается. Такие вот фрукты.
— Ну ты, Рома, даешь! А что такое прививка деревьев?
— О! Это целая наука! Но если коротко: в коре обычного дерева делаем надрез, вставляем туда волшебный черенок, приматываем его и ждем, когда черенок срастется со стволом. Черенок этот впоследствии разовьется, даст плоды. Именно эти фрукты и будут совмещать качества черенка и основного дерева. Если за основу брали яблоню, у которой яблоки суперлежкие, а черенок от молодильного дерева, то и получим фрукты с длительным сроком хранения и омолаживающим эффектом.
— Понятно. А вдруг не получится?
— Ежик! Это у меня-то не получится?! Ты забыл, кто я? Я ж полевой! Все, что связано с растениями – это моя стихия.
В ожидании урожая
Надежда, конечно же, даже виду не подала, что скучала. А я-то заметил, как ее глаза загорелись, когда она меня после долгой разлуки увидела. Чуть на шею не бросилась. Сказала, что никакой шубы ей не надо, главное – чтобы я больше не пропадал. То-то же!
Хозяйке кот очень понравился. Она ему и сметанки наложит, и сырничков напечет, и рыбки сварит. Сядет вечерком на скамейку, котика на ручки возьмет и гладит, гладит. А он и рад. Мурлыкает, урчит да глаза щурит. Надежда рассказывала, что Тамара его даже с собой спать берет. До чего же некоторые люди доверчивые!
Мне он каждый день про фрукты напоминает. То все спрашивал, когда прививать будем. Когда привили, все сомневался, не испортил ли я посадочный материал. Надо сказать, волшебные черенки ведут себя совсем не так, как обычные. Сначала дня три не было никаких изменений. Но зато потом дерево начало расти с фантастической скоростью – по десять сантиметров за день.
Я привил и яблони, и груши, и абрикосы, и персики. Хозяйка прославилась на всю округу. У всех деревья только еще зацветают, а у нас уже все отцвело, на метр выросло и даже плоды завязались.
Приехали однажды даже с местного телевидения. Тамара платье надела самое красивое, помаду яркую у соседки выпросила, прическу смастерила.
Оператор, смотрю, к сливе тянется. Я ему по неосторожности и шепнул: «Не кушай, исчезнешь». А он решил, что почудилось. Скушал. И исчез. Камера стоит, а оператора нет. Искали, искали, так и не нашли.
А под конец лета еще ежик учудил. Начал себе запасы на зиму готовить. И насобирал обычных яблок вперемешку с волшебными. Я утром выхожу – на земле ни одного яблочка. Говорю ему – куда пропали-то? Он меня тогда к себе в норку сводил, показал свою кладовку, всю яблоками да грушами заваленную.
А как узнал, что у него запасы наполовину волшебные, за голову схватился. Хотя потом решил, что стать немного храбрее и моложе не так уж и плохо.
И понял я, что пора к бабе Яге наведаться. Как бы это все бедой не закончилось. И за мышку обидно – совсем ей кот проходу не дает. Почти на свежем воздухе не бывает. Все в норке, да в норке.
К бабе Яге
Кот за лето отъелся, обленился, домой проситься даже перестал. «Там, — говорит, — меня только мышей ловить заставляли. А тут котлеты, сметана, сырники…»
Мои просьбы отвезти меня к бабе Яге котик всячески игнорировал. Рано, и все тут!
Пришлось ему напомнить, что если баба Яга решит сама к нам наведаться, то не поздоровится всем. А если еще и узнает о его халатном отношении к своим обязанностям, то котику можно будет только посочувствовать.
Что делать – посадил меня на спину и повез. Знай полевого!
Через поле проехали, в лес зашли. И вдруг Василиса Кощеевна нам дорогу перегородила.
— Ну, здравствуй, Ромаш! Я смотрю, череночки волшебные куда-то везешь. Уж не нам ли?
— Не вам! – ответил за меня котик.
— А тебя, усатый, никто и не спрашивает, — зло прошептала дочка Кощея. – Мы уж заждались, думали, обманул нас полевой. А оказывается – нет. Так ведь?
— Понимаете, дело небыстрое, тут еще потрудиться пришлось… — начал я издалека. А сам думаю, как же извернуться.
И решил я, что терять мне нечего, и рассказал все как есть.
— Баба Яга поручила мне сделать так, чтобы урожай не портился до самого лета. Пришлось вспоминать молодость, деревья прививать. Вот результат, — протянул я руку с черенками. – Этот посадочный материал я ей везу. Отличные потребительские качества будущим деревьям обеспечены. Я ей все сделаю, а потом и вам черенки завезу. Теперь волшебных садов стало на один больше.
— Это, конечно, все хорошо. Но слишком как-то долго и утомительно. Я могу предложить другой вариант, который устроит всех.
— Это какой же? – заинтересовался я.
— Ты отдаешь мне эти черенки, помогаешь нам их укоренить, а взамен мы подарим бабе Яге специальный мешок, в котором ничего никогда не портится. Есть еще лампы-антигниль, удобрение-антигниль. Но мешок – это самый удобный вариант.
— И так все просто? И вы забудете про свои обиды?
— Ну почему забудем? Просто будем считать это взаимовыгодным сотрудничеством. Баба Яга нам по сути возвращает наш сад, а мы ей предоставляем средство для хранения урожая.
— Замечательно!
Не успел я порадоваться такому финалу, как Кощеевна опять запихнула меня в мешок и понесла домой. Хотя на этот раз я оказался в копании с котом.
Приземлившись, нас осторожно поставили на землю, освободили.
— Прошу прощения, Ромулик, но так перемещаться намного удобнее и быстрее. Поможешь нам с садом?
— Ну что же ты какая нетерпеливая? Дай хоть осмотреться.
От былого пожарища не осталось и следа. Все в зелени, как будто и не было никакого погибшего сада. Единственное – ни одного дерева.
— Я смотрю, почва тут хорошая, можно сажать. Только черенки-то без корней, их надо еще укоренить, а это дело небыстрое.
— Что же ты молчал? – разгневалась Василиса. – Что теперь делать?
— А, по-моему, все просто. Вы даете бабе Яге мешок для хранения урожая, а она вам – саженцы, как и в прошлый раз.
— А хорошая идея! Пошла я за мешком.
Вернулась Василиса Кощеевна с аккуратно сложенным в руке свертком.
— Полетели?
— Полетели!
Баба Яга так рано нас явно не ожидала. Уже и окна на зиму ставнями закрыла, и весь садовый инструмент в сарай убрала подальше.
— Ого! Какие гости! И без автоматов!
— Бабушка, я сейчас все объясню, — поспешил я. – Василиса даст тебе волшебный мешок для хранения фруктов, а взамен они хотят новые саженцы. Дашь? Черенки, которые мы привезли, я обязательно укореню, и со временем у тебя будет уникальный сад, где вызревают непортящиеся волшебные плоды.
— Вот как! Интересное предложение… — задумалась Ягуля.
— Мы зла не держим, что было, то было. Если б не Рома, не представляю, как бы мы дальше жили. Передушили бы друг друга. Но он такой душка, послушаешь его – и сразу хочется что-то доброе сделать.
— Ага, например, в мешок затолкать, — подначил я
— Помолчи, Рома. Так что, Ягуша, по рукам? – своим напором Кощеевна, казалось, и горы бы свернула, если бы они встали на пути.
— Эх, что с вами делать, молодежь! По рукам!
— Это все, конечно, хорошо, только скажите мне, пожалуйста, есть ли какие-то фрукты, которые человека опять видимым делают. У нас форс-мажор случился. Оператор телевидения исчезательную сливу попробовал и пропал, — решил я одним махом решить все вопросы
— У нас есть противоядие, Рома, я дам, — спокойно ответила Василиса.
Эпилог
Противоядие оказалось обычным сушеным черносливом.
Я вернулся на дачу, положил его на пенек, вместе с ежиком сочинили записку: «Чтобы стать опять видимым, надо это скушать».
К утру чернослива на пеньке уже не было. А в записке внизу было приписано: «Спасибо».
К бабе Яге и Кощею я теперь частенько заглядываю. Делюсь, так сказать, садоводческим опытом.
Кстати, волшебный сад у моей хозяйки дает урожай каждый год. Тамара стала такой красивой, что даже сосед Василий ей руку и сердце предложил. Но она пока думает. Говорит – храбрости не хватает замуж пойти за тракториста. Вот думаю, может шепнуть ей про храбрительные груши. Как считаете?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *