Три цифры

Три цифры

Однажды, когда я еще училась в школе, мне приснились три цифры. Нет, не карты, а именно цифры. Проснувшись утром, я никак не могла вспомнить хоть какие-то подробности, я просто повторяла «два-четыре-шесть». И никаких зацепок. Я подумала – мало ли что приснится, ерунда. Но эти три цифры крутились в голове без моего ведома. Я ходила и шептала «два-четыре-шесть», «два-четыре-шесть».

Я рассказала об этом сне брату. Он с лету выдал: «Купи лотерейный билет, зачеркни два, четыре, шесть, двенадцать, четырнадцать. То есть, все возможные комбинации, начиная с цифры «два». Поиграй, например, в «5 из 36». Можно еще взять билет «6 из 45».
И как я сразу не догадалась?! Это же так просто! Купила два билета, как советовал брат, зачеркнула в первом 2,4,6,12,14. А во втором – еще и 16. Неделя до розыгрыша тянулась неимоверно долго. И вот он настал – этот долгожданный день! В предвкушении чего-то волшебного я специально встала пораньше, чтобы не пропустить начало розыгрыша… Я представляла, как держу в руках билет с вычеркнутыми пятью или шестью цифрами. Потом еду за выигрышем в Москву. Представитель лотереи жмет мне руку, щелкают фотоаппараты… А потом море, солнце, пальмы, песчаный пляж… богомолы, светлячки, цикады. Хотя я не была уверена, есть ли на море светлячки.
Но как же горько было мое разочарование, когда оказалось, что в первом билете я угадала только одно число, а во втором – вообще ничего.
Значит, не лотерея. Тут бы мне, конечно, успокоиться, но не тут-то было. Через день мне приснились еще три цифры, теперь другие: 3, 5, 9. Опять загадка! Утром я также не могла вспомнить хоть что-то, за что можно было бы зацепиться. И цифры представали в моем мозгу не как нарисованные – за это хоть можно было бы ухватиться и понять, откуда ноги растут, – а как чей-то голос.
Я выписала все шесть цифр на листочек и смотрела на них как завороженная. Никаких идей не возникало. Купить еще один лотерейный билет? Но совсем как-то не хотелось опять расставаться с пальмами, пляжем, светлячками, уже даже замаячившими на горизонте и сразу же помахавшими ручкой.
Тогда я решила – подожду. Может, само как-то все разрешится и прояснится. Так и забыла. Цифры больше не снились, лотерейные палатки я обходила стороной.
Спустя месяц к нам в класс пришел новенький. Звали его Максим. Мне он сразу приглянулся, но так как помимо меня охотниц заполучить его в свои сети оказалось немало – причем гораздо более удачливых и смазливых, – то свои симпатии я держала при себе. Однажды на уроке географии мы проходили тропики. Учительница рассказывала про климат, животный и растительный мир той местности. Я подняла руку и спросила:
— А светлячки там живут?
Все засмеялись, а Светлана Ивановна ответила:
— Живут, и даже размножаются.
В тот день домой из школы я шла как в тумане: болела голова, настроение было ужасное. Да еще после этого вопроса на географии ко мне, похоже, навсегда приклеилась кличка Светлячок. Хорошо хоть, про крокодилов не спросила. И вдруг меня догнал Максим. Он сказал:
— А у меня дома книга есть про тропики, с картинками, там и светлячки нарисованы.
Я обалдела, смотрела на него круглыми глазами, и не знала, что ответить. Вроде бы и не издевается, а поверить страшно. Не услышав ничего в ответ, он быстро черкнул что-то на кусочке бумажки, сунул его мне в руку и заговорщически шепнул на ухо:
— Звони, заходи, полистаем вместе.
И убежал. Я стояла как вкопанная. В руке осталась бумажка. Я развернула и ахнула. Черным по белому на ней значилось: «24-63-59. Приходи смотреть светлячков. Максим».
Вот такие они, эти вещие сны. В лотерею, конечно, не выиграешь, но билет в первую любовь уж точно не пропустишь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *